Кобольд (k0bold) wrote,
Кобольд
k0bold

Полицейского Ибатулина - "потерпевшего по Гаскарову" - суд ловил на лжи и есть аудио

Постойте!

Ибатулин - омоновец, выступивший потерпевшим для ареста Гаскарова, последнего по делу "Болотной", задержанного спустя год - давший показания что будто Гаскаров его оттаскивал от избиваемой жертвы и нос ему ломал (но Гаскарова в лицо не узнал) - я его помню!
Ибатулин Игорь Олегович.

Я его знаю.
Заявлял о его лжесвидетельстве.

На процессе о привлечении Всеволода Чернозуба к админ. ответственности за несанкционированное участие в митинге на Триумфальной (30-го августа 2012 г. его судили - дело об административном правонарушении № 05-0704/367/2012, у мировой судьи участка № 368, заменявшей судью участка № 367 – Некучаевой Алеси Юрьевны) Ибатулина поймали на прямой лжи.
Собственно, из-за того что его судья во вранье уличила, дали "минималку" по новому закону в 10 тыс., её всегда стыдливо назначают, когда дело развалилось, а оправдать нельзя. Я представлял Всеволода на суде и, как раз к неудовольствию судьи, ложь Ибатулина за ушко на божий свет-то и вытащил, делал потом стенограмму для апелляции.

Аудиозапись выложена (26,5 Мб.), искомый фрагмент - допрос Ибатулина - с 49 мин. 25 сек.

Вот это место (ложь и странные пассажи я выделил жирным):

Судья. Сюда подойдите. Документы ваши дайте, пожалуйста. Здесь полностью фамилия, имя, отчество, рядом подпись. Разъясню вам - ваша обязанность давать правдивые показания, и предупреждаю об административной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Вставайте на трибуну. Скажите, пожалуйста, про события 31 июля 2012 года, что вам известно?

Ибатулин Игорь Олегович. 31 июля там состоялся митинг.

Судья. Там, это где?

Ибатулин. Тверская площадь, возле станции метро Тверская, там произошел митинг несогласных, где им много раз говорили в громкоговоритель разойтись, о том, что они мешают проходу других граждан и то, что вообще их действия неправомерны. На что эти люди вообще никак не реагировали, ни на просьбы просто проходящих граждан, ни на не приказания, а на наши просьбы, сотрудников, то есть на полицию они никак не реагировали, а, наоборот, выступали с какой-то агрессией на нас причём. На других граждан я как бы не видел, чтобы они как-то там говорили, а конкретно про нас я могу сказать то, что они вели себя довольно агрессивно.

Судья. Скажите, пожалуйста, среди этих граждан был Чернозуб Всеволод Иннокентьевич?

Ибатулин. Да, конечно.

Судья. Что непосредственно этот гражданин делал?

Ибатулин. Этот гражданин… во-первых, у него много нецензурной брани, такой речи было в сторону нас.

Судья. Каким образом он участие в митинге принимал?

Ибатулин. Он поддерживал своих, у него были лозунги против Путина.

Судья. У него это как, в смысле в руках?

Ибатулин. Да, А4 формат обыкновенный - «Долой полицейское государство!», «Долой Путина!», «Россия без Путина!».

Судья. Он что-либо кричал либо стоял молча?

Ибатулин. Нет, он выкрикивал. Я лично слышал то, что он выкрикивал, сотрудник, наверно, вам то же самое говорил.

Судья. Какие лозунги он выкрикивал?

Ибатулин. То, что написано у них на плакатах, то же самое они и выкрикивают: «Долой Путина!». Я не буду сейчас говорить, это некрасиво будет с моей стороны - «Путин там такой-то такой-то».

Судья. Нецензурную речь не надо говорить. Какие лозунги у них были, помните или не помните?

Ибатулин. Я могу сейчас парочку сказать, я буду повторяться. «Россия без Путина!», «Долой полицейское государство!», путлеризм(?), нет, это не надо записывать, что-то вроде этого, сейчас вам точно уже не скажу. Но вот эти конкретные, я запомнил.

Судья. Вопросы защитника.

Защитник. Вы могли бы уточнить еще раз имя, отчество?

Ибатулин. Игорь Олегович.

Защитник. А фамилия?

Ибатулин. Ибатуллин.

Защитник. Как выглядел Чернозуб, хотя бы в самых общих описаниях, раз вы его так уверенно помните?

Судья. Помните или не помните, как он выглядел?

Ибатулин. Точное описание я вам не могу дать.

Защитник. А возрастная категория – старик или юноша?

Ибатулин. Нет, он далеко не старик, более к юноше будет относиться.

Карелин. Какую-нибудь примету помните его?

Защитник. Нет, примет я не помню.

Карелин. Ясно. Вы помните, после чего его задерживать стали?

Защитник. Да.

Карелин. Конкретно после какого действия с его стороны?

Ибатулин. Конкретно, он поднял… я вам затруднюсь ответить, поднял какой-то плакат… не какой-то, а с Путиным, по-моему… там опять же был Путин, его фамилия. Он поднял и что-то громко кричал. После чего как бы попросили его сначала прекратить…

Защитник. А кто просил?

Ибатулин. Сотрудник, который ходит с громкоговорителем.

Защитник. Он его попросил? Чернозуба?

Ибатуллин. Да, когда обычно люди… конкретно толпа их стоит, обычно могут даже к кому-то обратиться…

Защитник. Скажите, пожалуйста, там много было народа?

Ибатуллин. Достаточно, да.

Защитник. А в громкоговоритель, как вы сказали в самом начале, объявлялось: «Вы мешаете проходу граждан, разойдитесь, не создавайте помех». Как часть граждан, которые простые граждане, должны были понять, что это не про них, а про кого-то еще? Как митингующие должны были понять, что это про, наоборот, них?

Ибатулин. А это очень понятно, потому что в общих словах - вот он, митинг проходит, другие граждане, которые не задействованы в этом митинге, они туда даже никогда не подойдут, они боятся туда подходить. Так что люди уже боятся этих митингов всяких. Они выходят с метро, они хотят пройти и видят вот эту кучку кричащих людей, непонятно чего добивающихся, и они разворачиваются и идут в другую сторону.

Защитник. Извините, это же угол Триумфальная 3.

Ибатулин. Да.

Защитник. Там вы написали в рапорте, что там 100 человек, как минимум 100 митингующих.

Ибатулин. Да.

Защитник. Там граждане как-то могут эту кучку обходить или там плотная толпа создается?

Ибатуллин. Понимаете, наши сотрудники стоят везде буквально, чтобы никто не разбегался и везде порядок был. И в основном лично я не видел, чтобы люди туда ходили, простые граждане, или пытались пройти через эту кучку.

Защитник. То есть там место для прохода осталось после 100 человек митингующих?

Ибатулин. Нет. Я вам говорю, они даже туда не проходили.

Защитник. Хорошо, ладно. Вы сказали, сейчас озвучили, содержание трех плакатов как минимум, которые держал Чернозуб. Он их сменял как-то или один как-нибудь прижал и ещё два в руках?

Ибатулин. Этого я не помню уже.

Защитник. У него один плакат был, или вы сейчас перечисляли разные плакаты, которые разные люди там держат?

Ибатулин. Я перечислял… меня спросили, какие были плакаты вообще.

Защитник. Вообще? А лично Чернозуб, не помните, с чем стоял?

Ибатулин. Лично, не помню.

Защитник. А вы лично… кстати, вы задерживали Чернозуба?

Ибатулин. Да, я задерживал.

Защитник. Физически, как?

Ибатулин. Да, мы вдвоем.

Защитник. Понятно. Вы к нему обратились при задержании? Что-нибудь сказали?

Ибатуллин. Конечно.

защитник. А что сказали?

Ибатулин. Как полагается, я представился: «Сотрудник полиции такой-то такой-то… ваши действия неправомерны». Попросили сначала просто пройти с нами.

Защитник. Сначала попросили пройти?

Ибатулин. Конечно.

Защитник. В этой давке, когда за ноги поднимают и?..

Ибатулин. А за ноги никто не поднимал, мы не видели.

Защитник. Понятно. Вы как составляли рапорт? Приехали в отделение? На Чернозуба, как вы составляли?

Судья. Что значит как, защитник?

Защитник. В какое время вы написали рапорт на имя начальника отделения?

Ибатулин. Там должно быть все указано в рапорте.

Защитник. Нет, вы, когда приехали, писали ли сами рапорт?

Ибатулин. Конечно, сам писал.

Защитник. Там часть печатного текста, вы садились и сами печатали?

Ибатулин. Ну, так обычно и делается.

Защитник. Вы сами набивали текст? А вы набили заодно и своему коллеге Николаю Николаевичу, потому что у него текст с вашим совпадает по буквам, до опечаток?

Ибатулин. Нет, каждый сам себе печатает, зачем я буду.

Защитник. То есть это два индивидуально напечатанных – один вами, другой вашим коллегой - два текста, которые вы сами написали?

Ибатулин. Конечно.

Защитник. Понятно. Скажите, а почему вы лично про Чернозуба в рапорте ничего не говорите, только имя называете и то, что он участвовал в составе группы граждан, а дальше перечисляете всё, что делала группа граждан. Про Чернозуба конкретно не сказано ничего. То есть если человек стоял с лозунгом, вы должны по нормам того, как составляются такие документы, указать конкретно его действия. Его же привлекают к ответственности, и его тут на деньги будут штрафовать. Про Чернозуба почему вы в тот же день, когда еще свежие были впечатления, не отразили в рапорте, что именно он делал? Это же легче, чем перечислять, чем народ занимался?

Ибатулин. Естественно, отразил.

Защитник. Нет, вы другое писали. Если позволит суд, я напомню, что в рапорте: «…соответственно Чернозуб Всеволод Иннокентьевич, при проведении пикета без подачи в установленном порядке уведомления… в составе группы граждан, а именно: выкрикивали лозунги на тему «Россия без Путина», «Долой полицейское государство», «Нам нужна другая Россия», держали в руках плакаты «Путин (неприличное слово)», «Крымск, Баканка – результат вертикали коррупции», «Путлер – выпей яду, пока не угостили свинцом», «Курск, Норд-Ост, Беслан, Крымск – нет слов», разбрасывали листовки аналогичного содержания». То есть если предположить, что этим занимался один Чернозуб, он держал 6 плакатов, разбрасывал листовки, кричал 6 разных лозунгов.

Ибатулин. Это предположительно.

Защитник. Так подождите, тут очевидно идет множественное число, это описание вообще всего, что толпа делала.

Судья. Защитник, что вы хотите выяснить?

Защитник. Я хочу выяснить, почему в рапорте не указано, что именно данный задержанный, про которого вы рапорт составляете, что лично он делал, а не группа граждан.

Судья. Вы можете ответить на такой вопрос?

Защитник. Я затрудняюсь ответить на этот вопрос.

Судья. Следующий вопрос, защитник.

Защитник. Вы давно служите?/.

Ибатулин. В МВД?

Защитник. В полиции?

Судья. Снят вопрос. Не имеет отношения к данному делу.

Защитник. Это имеет прямое отношение, потому что проясняет…

Судья. Не имеет отношения к данному делу.

Защитник. Хорошо, на ваше усмотрение. Что случится, если будет установлено, что задержание кого-то было незаконным, то есть суд его оправдает? Какие последствия в этом случае ожидают лично вас, как задерживавшего? По участку, - ну взыскание какое-то, или другой вид наказания, или ничего не произойдет?

Ибатулин. Я не знаю, это будет решать начальство, я сам это не могу решить.

Защитник. У вас такого никогда не случалось?

Ибатулин. Нет, конечно, такого не случалось ни разу.

Защитник. Понятно. А вы выполняете какой-то план по задержанию на митингах?

Судья. Снят вопрос. Не имеет отношения к делу.

Защитник. Это может выявить заинтересованность в задержании граждан.

Судья. К этому делу этот вопрос отношения не имеет, защитник. Он снят. Продолжайте.

Защитник. В какие моменты сотрудник полиции имеет право применять физическую силу? Вы применили к Чернозубу физическую силу. Наверное, считаете, что были для этого основания.

Судья. В форме вопроса, защитник, пожалуйста. Не надо делать предположения.

Защитник. Что в действиях Чернозуба вызвало необходимость его задерживать силовым образом?

Ибатулин. Он не реагировал вообще на просьбы, приказания сотрудников полиции вообще никак. Не реагировал.

Защитник. Как могла бы выглядеть для вас эта реакция? На ваше обращение человек тут же раскаялся и признал, что неправ. Как это должно выглядеть? Что надо было сделать Чернозубу, чтобы не водворяться силовым образом в автозак? Были такие варианты вообще?

Ибатулин. Скорее всего, были.

Защитник. Что он должен был сделать, чтобы не быть задержанным с применением физической силы?

Ибатулин. Не знаю.

Защитник. Не знаете.

Ибатулин. Нет, конечно.

Защитник. Ясно. Скажите, ещё такой один вопрос. Вы задерживали только Чернозуба или нескольких?

Ибатулин. Нет, Чернозуба только задерживал.

Защитник. А сколько там всего было в полиции? Говорили, что порядка 100 митингующих. Сколько всего было задержано?

Ибатулин. Я не владею этой информацией.

Защитник. Хорошо. Еще вопрос. Были ли на месте составлены или переданы для составления, сотрудникам ГИБДД например, протоколы об административном нарушении, выразившемся в нарушении прав пешеходов?

Ибатулин. Не помню.

Защитник. Привлекали ли кого-то к ответственности за переход в неположенном месте или за затруднение движения пешеходов?

Ибатулин. Я не помню.

Защитник. Еще вопрос. Та статья, в которой вы составили… точнее указали на нарушение статьи 20.2, там несколько пунктов есть. И один из них говорит о массовом скоплении граждан, которое может привести к созданию помех для движения пешеходов и так далее. Почему вот этот пункт не был выбран? Там же массово стояли граждане, вот вы говорите, что было опять-таки много помех для движения.

Судья. Свидетель, вы составляли протокол об административном правонарушении?

Ибатулин. Да, я составлял.

Судья. Вы, да? Тогда отвечайте на вопрос.

Ибатулин. Я затрудняюсь ответить на этот вопрос, я уже не помню.

Защитник. Как вы определили номер статьи? Как вы квалифицировали? Вы сами его составляли?

Ибатулин. Я ответил на этот вопрос.

Защитник. Или вам кто-то помогал составлять протокол?

Ибатулин. Я ответил, я сам составлял этот протокол.

Защитник. Почему протокол у вас заполнен от руки, а рапорт полностью напечатан? Это не шаблонный рапорт, который вы взяли откуда-то из компьютера?

Ибатулин. Нет, не шаблон.

Защитник. Который заранее был набит? Не шаблон. Хорошо, скажите, на счет несанкционированности акции вы узнали каким образом?

Ибатулин. Через вышестоящих начальников.

Защитник. То есть вам довели на какой-нибудь, я не знаю, текучке, что будет такое мероприятие, и обязали прибыть для обеспечения порядка?

Ибатулин. Во-первых, прибываем в полк сначала, а не на месте. Потом доводят, где мы работать будем, как работать, что происходит в городе.

Защитник. Вас инструктируют, что делать, или вы сами определяете? Что вам говорили?

Ибатулин. Нет, нас инструктируют. Я не знаю, как рассказать… нет.

Защитник. Вам говорят ли: «Видите, что гражданин делает так-то – задерживайте»? Говорят?

Ибатулин. Ну, примерно так это происходит.

Защитник. Понятно, спасибо. И последний вопрос с моей стороны. Вы какую видите опасность в поведении Чернозуба, опасность настолько большую, что вы его привлекаете… составили материал для привлечения его к ответственности? Какая общественная опасность была в том, что он делал? Для города, для страны, для устоев общества.

Ибатуллин. Просто хотя бы для общества?. Понимаете…

Защитник. В чем выразился вред для общества, города и так далее?

Ибатулин. Даже я шёл бы, был бы просто по «гражданке», проходя мимо этого человека, мне было бы страшно просто идти рядом с ним где-то, понимаете?

Защитник. В этом заключается опасность?

Ибатулин. Да, мимика лица, всего, что он сделать может, я не знаю. Нормальный человек, мне кажется, когда ему скажут, он адекватный, всё. Если ему сотрудник полиции говорит, он не просит от него чего-то сверхъестественного, а он просто игнорирует это все. Я думаю, он на всякое может пойти.

Защитник. Понятно. Спасибо, у меня нет больше вопросов.

Судья. Сюда подойдите, сотрудник. Предъявляется вам на обозрение протокол об административном правонарушении в отношении Чернозуба. Вы составляли? Вы вообще составляете протоколы об административных нарушениях?

Ибатулин. Составляем, конечно.

Судья. Ну так ответьте на вопрос.

Защитник. Это ваш почерк там? Извините, что…

Ибатулин. Нет.

Судья. Значит не вы составляли протокол об административном правонарушении?

Ибатулин. Протокол составлял я.

Судья. Вы можете этого не помнить?

Ибатулин. Могу и не помнить.

Защитник. Уважаемый суд, по-моему, ясно было отвечено, что он помнит, что составлял он. Зачем наводящие-то вопросы?

Судья. Вы писали?

Ибатулин. Значит, я писал.

Судья. Вы помните или не помните?

Ибатулин. Тогда я просто не помню.

Судья. Есть ещё вопросы, защитник?
Защитник. Нет.

Судья. Спасибо, можете быть свободны.

Ибатулин. Спасибо.

Судья. Пригласите… Защитник, кого бы вы хотели?..

Защитник. Сейчас. Да, я сейчас позову. У меня заявление. Этот свидетель допустил лжесвидетельство, поскольку определённо высказался о составлении документа, которое будет положено в качестве доказательства при вынесении решения. В уверенных интонациях и совершенно однозначно сказал, что он составлял, хотя очевидно не он. Это не его даже фамилия. У него другая фамилия, у него другой почерк, что видно из рапорта и подписи в конце. Доказательства сфальсифицированы, таким образом, либо свидетель лжёт. Одно из двух, третьего допустить нельзя.
Ошибкой, то есть тем, что свидетель перепутал, например, рапорт с протоколом это объяснить нельзя, потому что он смотрел, подходил, видел и, видя текст протокола, сказал, что составлял его сам. Свидетеля я зову.

Итак, Ибатулин заявил и до последнего утверждал, что он писал протокол, под которым стоит чужая подпись. То есть даже когда судья ему папку с материалами дела развернула, попросила подойти и всмотреться - он подошёл к трибуне, читал, шевеля губами, но даже потом продолжал настаивать, что протокол его авторства.

Он закоренелый лжец, уличённый судом.

Он врёт как дышит, этот Ибатулин Игорь, лгать - его приём освоения реальности. Всё (или почти всё), что он ни совершает - как я имел опыт убедиться - он пытается сперва проделать через ложь. А во вторую очередь (если привычный способ не сработал) поступает по обстоятельствам.

Ещё - у него пещерная ненависть к митингующим, процитирую фрагмент, он выше есть, но взятый отдельно больше привлечёт внимания:
"Защитник. В чем выразился вред (от митинга и собравшихся) для общества, города и так далее?
Ибатуллин. Даже я шёл бы, был бы просто по «гражданке», проходя мимо этого человека, мне было бы страшно просто идти рядом с ним где-то, понимаете?
Защитник. В этом заключается опасность?
Ибатуллин. Да, мимика лица, всего, что он сделать может, я не знаю. Нормальный человек, мне кажется, когда ему скажут, он адекватный, всё. Если ему сотрудник полиции говорит, он не просит от него чего-то сверхъестественного, а он просто игнорирует это всё. Я думаю, он на всякое может пойти."

Меня читающие знают, я редко о таком прошу.

За время ведения этого жж было несколько раз.
Но сейчас, учитывая события - этого человека, в основном по показаниям которого Гаскаров брошен за решётку (по прошествии года, как всё случилось) - ПРЯМО УЛИЧИЛИ ВО ЛЖИ, уличила судья, есть аудиозапись, я готов защитникам Гаскарова её оригинал передать, дать показания и вообще помочь, чем смогу.

Если не трудно, ВОТ ЭТО - распространите.
Tags: Болотное дело, Ибатулин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 85 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →